logo

Вишнёвый сон

ВИШНЁВЫЙ СОН

Льются на мельнице
Слёзы сквозь смех:
Жизнь — это лестница…
Вниз или вверх.

 

  1. Вишнёвый сон
  2. Одуванчики
  3. Чертополох
  4. Конопляная сага
  5. Бамбуковая роща
  6. Старый рояль
  7. На смерть быка
  8. Лунный свет
  9. Вальпургиева ночь
  10. Алазанская долина
  11. Мухомор
  12. Головастик
  13. Уроборос
  14. Скрипичная рапсодия
  15. Меланхолия
  16. Охота на дроздов
  17. Далёкая страна
  18. Щегол
  19. Золотая Лань, или Пират Её Величества
  20. Речной бычок
  21. Кипарисовая элегия
  22. Человек Дождя
  23. Лимонница
  24. Крабы
  25. Дарвин и мартышка
  26. Вечер
  27. Лучи Сиона
  28. Городское утро
  29. Сирень
  30. Вдохновение
  31. Вещий дуб
  32. Агония
  33. Как хочется…
  34. Равновесие
  35. Человек идёт по жизни
  36. О запутавшемся «Я»
  37. Alma-Mater
  38. Триумф воли
  39. Весёлый бедуин
  40. Белое Безмолвие
  41. Эль Сид
  42. Отражение
  43. Ежевичная фантазия
  44. Эдельвейс
  45. Земляничная феерия
  46. Μολὼν λαβέ
  47. Город моей мечты
  48. Рассыпанное время
  49. Весёлая черепашка
  50. Медвежонок
  51. Кеманча
  52. Тот день мне запомнился тёплым дождём…
  53. Птеродактиль
  54. Астрономические грёзы
  55. Грусть
  56. Бенефис
  57. Апокалипсис
  58. Необратимое
  59. Ностальгия
  60. Признание
  61. Горький мёд
  62. Заколдованный круг
  63. Роль
  64. Прерванный полёт удода царя Соломона к царице Савской
  65. Перекрёсток
  66. Возвращение
  67. 5 июля
  68. Акварель
  69. Цветок папоротника
  70. Доченьке
  71. Старый врач
  72. Светлячки
  73. Размышления
  74. Последний мамонт
  75. Хирург
  76. Кирзовые сапоги
  77. Свидание
  78. Маленький принц

 


1. ВИШНЁВЫЙ СОН

Пропитавшись вязким светом
Долгожданных тёплых дней,
Запахнулись вишни пледом
Малахитовых ветвей.

Пелену сорвав густую,
Зелень лиственных платков
Облепила тесно стая
Пятикрылых мотыльков.

Проскользнув стрелой пунцовой
Сквозь разрыв багровых туч,
Взбудоражил рай вишнёвый
Предзакатный вешний луч.

Дуновение Зефира
Всколыхнуло сонный сад.
Вальс… Эол душистой лирой
Охмеляет маскарад.

Поднебесным коромыслом
Сокровенное укрыв,
Заблудившиеся мысли
Оглоушил белый взрыв.

Феерично растворяясь
В спящем облаке цветков,
Сад опутал пенный хаос
Беззаботных лепестков.

Снежно-яркие букашки
Легкомысленно кружат,
Задирая вверх тормашки
Озорных сердечных врат.

Вырываясь из забвенья
Паутинок кружевных,
Стародавние сомненья
Разметал вишнёвый вихрь.

21 апреля 2017 года.


2. ОДУВАНЧИКИ

На муравчатой поляне
В нежном жемчуге росы
В клочьях рыхлого тумана
Воплощением красы

Сочно-жёлтый одуванчик,
Отряхнувши томный сон,
К небесам взметнул султанчик
Золотой. Со всех сторон,

Потянувшись неторопко,
Разнотравные цветки
Обратили взоры робко
На лимонные клубки.

Полусонный одуванчик
Глазки влажные протёр,
Распустив листков фонтанчик.
Сизый утренний шатёр

Растопил лучами споро
Жар янтарного огня.
С мутной дымкою заспоря,
Стрелы наземь оброня,

Разметало солнце мару.
Всю поляну осветив
Сро́дни пряному пожару,
День раскрасил жёлтый взрыв.

Золотистые кудряшки
Наливаются теплом,
Ароматные милашки
Медовеют день за днём.

Благолепие — не вечно,
Красота — не навсегда,
Парашютики беспечно
Разлетятся кто куда.

Погодя прижмутся к травке,
Чтобы раннею весной
Словно солнышками, ярко
Разукрасить рай лесной.

24 апреля 2017 года.


3. ЧЕРТОПОЛОХ

На пустыре за старым садом,
Лазурный день застав врасплох,
Великолепием косматым
Расцвёл густой чертополох.

Травы шипастой облик дикий
Страшнее чёрта во сто крат,
Зазубренные листьев пики,
Предупреждающе торчат.

Ощерившееся драконом,
Взъерошенным чудны́м ежом,
Куста игольчатое лоно
Обвито аспидным ужом.

Колючий паж Святой Марии —
Лелеет капли молока,
В дни первобытной истерии
Лист окропившие слегка.

В убранстве серебристой пены
Грустит, роняя семена,
Стряхнувшие колючки плена.
Трепещет в страхе Сатана:

Извечный страж всю нечисть сгонит,
Развеяв напрочь адский смрад,
И безнаказанно не тронет
Чертополох ни стар ни млад.

26 апреля 2017 года.


4. КОНОПЛЯНАЯ САГА

Седьмое утро мирозданья
Раскрасил ласковый рассвет.
В апофеозе созиданья,
Индийской негою согрет,

Из сладострастных тонких нитей,
Опутавших безгрешный сон,
Творец соткал цветок, увитый
Легендами со всех сторон.

На первозданном бездорожье
В густой удушливой пыли
Взросло благословенье божье
Кустом роскошной конопли.

Кошмою по́ полю расплёскан
Благоуханный малахит,
Пышно-раскидистая по́сконь
Матёрку стройную тенит.

Ветвится бархатистый стебель,
Стирая чувственную грань,
Переплетает явь и небыль,
Призывно растопырив длань.

Рождённая библейским утром,
Ждёт конопля у адских врат,
Чтобы в потёмках скрасить мудро
Цивилизации закат.

26 апреля 2017 года.


5. БАМБУКОВАЯ РОЩА

На берегу задумчивой реки
Под шелестенье бамбуко́вой рощи
Уныло тянут невод рыбаки.
Шика́ри пробирается наощупь

Среди пустых коленчатых стволов.
Коварный тигр скользит неслышной тенью,
Прислушиваясь к звукам голосов
Загонщиков, крадущихся с кряхтеньем.

К верхушке молодого бамбука
Сноровисто карабкается панда,
Контрастом чёрно-белого клубка
Пленяет маскарад лесного франта.

Зелёной лентой, яростно шипя,
К гнезду вьюрка спиралью вьётся мамба.
Столетними суставами скрипя,
Дремотный лес шумит нестройным ямбом.

Величественный крапчатый олень
Ступает осторожным лёгким шагом.
Тревожный нарождающийся день
Струится по извилистым оврагам.

В лучах зари трубит сигнальный горн,
Затворы ружей громыхают грозно..
Бамбук, клинком пронзив упругий дёрн,
Летит в объятья солнца грациозно.

28 апреля 2017 года.


6. СТАРЫЙ РОЯЛЬ

В сельской усадьбе средь сваленной рухляди
В ветхом убранстве столетней пыли,
Грустно бока свои выпятив пухлые,
Дремлет рояль. Воедино слились

Дни, проведённые в горьком забвении,
Годы уныло прошли стороной.
Жалобно звал, прозябав в неведении,
Он пианиста тоскливой струной.

Снятся балы-маскарады нарядные,
Вишни в цвету за ажурным окном:
Юный рояль вечер музыкой радует,
Вдаль устремившись открытым крылом.

Был беспрестанно он в центре внимания,
Благоволили ему короли…
Вальс завершился… На пике признания
На безмятежность его обрекли.

Пыльные струны пати́ной подёрнуты,
Позеленевши, педали скрипят,
Перекосился банкет перевёрнутый,
Крышка отломана, деки не в ряд.

В вечность бессмысленным взглядом уставившись,
Сбросив веков опостылевших гнёт,
Перебирая протёртые клавиши,
Старый рояль отрешённо поёт.

28 апреля 2017 года.


7. НА СМЕРТЬ БЫКА

Коррида… Пещерных инстинктов феерия,
Коварство и злость в танце смерти сплелись.
Цинизма триумф, карнавал лицемерия
Былое с грядущим фатально свели.

Озлобленный бык сатанеет в неистовстве,
Мечтая убийцу поднять на рога.
Вотще! Не достать матадора плечистого.
Взвилась бандерилья… Не дрогнув, рука

Умело вердикт привела в исполнение,
Копьё разорвало упругую плоть.
Каким нужно быть, чтобы без сожаления
Вот так равнодушно быка заколоть?!

Тяжёлые капли слезинками падают,
Дыхание спёрло, пульсирует взор.
Страдалец ушами поникшими прядает,
В бездонных глазах — онемевший укор.

Жестокий палач упивается муками,
Удар острой шпагой… В звериной душе
Восторг. Плебс взрывается мерзкими звуками,
Алеет рубинами кровь на ноже.

Бык пал на колени… Стремительной ласточкой
Взлетел в поднебесье несломленный дух,
Судьба на песке величаво распластана.
Трибуны роятся толпой трупных мух…

30 апреля 2017 года.


8. ЛУННЫЙ СВЕТ

Колесницей луна золотая
Вознеслась на агатовый свод.
Разноцветные звёздочки стаей
Закружили ночной хоровод.

Кавалькада мифических бестий
На бечёвках небесной узды
Огибает потоком созвездий
Непреклонность Полярной звезды.

Лунный свет серебристой дорожкой
Осеняет безмолвную зыбь.
Солнце шествует древнею стёжкой
От Овна до созвездия Рыб.

Полыхают алмазные капли,
Млечный Путь озаряя огнём.
В бесконечность бессмертием вкраплен
Блеск ушедших в сознанье моём.

Темнотой неизвестность пугает,
Расплескалась кано́па мечты:
Томный свет, что луна испускает, —
Отраженье чужой красоты.

1 мая 2017 года.


9. ВАЛЬПУРГИЕВА НОЧЬ

Укрылась Лысая гора,
Былым языческим покровом.
Настала не́жити пора
Чинить разгул в бору дубовом.

Схватив, — кто веник, кто метлу, —
Несутся ведьмы веселиться,
За ними черти, все в поту,
Летят нестройной вереницей.

Анчутка, Леший, Водяной,
Кикимора и Вурдалаки,
Русалка, Упырь, Домовой, —
Всех ждут утехи в полумраке.

Победно вспыхнули костры,
Завыли демоны зловеще.
Три ворожейки, три сестры,
Чертёнка лихо взяли в клещи.

Малец от страха верещит,
Ему бесстыдниц не осилить,
На помощь бес к нему спешит…
Вертеп не может опостылеть!

С рассветом ссорится закат,
Пылает хворост что есть мочи,
На буйный ша́баш ведьмы мчат
К огню Вальпургиевой ночи.

2 мая 2017 года.


10. АЛАЗАНСКАЯ ДОЛИНА

Над Сигнахской цитаделью
Занимается рассвет.
Соловьи напевной трелью
Размели туманный плед.

Фантастической равниной,
До безумия родной,
Алазанская долина
Распахнулась предо мной.

В волокнисто-вязкой дымке
Ароматный виноград,
Словно нимфа-невидимка,
Мерит сладостный наряд.

Тяжело свисают гроздья,
Зёрна — точно на подбор.
При набегах а́лкал грозный
Враг его с дремучих пор.

Леденящей хищной тенью
Подобрались облака,
С безграничным наслажденьем
Вспучив чёрные бока.

Тучи молнией порвались
На хмурны́е лоскуты,
Под дождём затрепетали
Виноградные кусты.

Впившись цепкими усами,
Стебель стойко лезет вверх,
Под небесными слезами
Обращая горе в смех.

Над долиной полыхает
Ежевичная гроза.
К солнцу тянется хмельная
Виноградная лоза.

2 мая 2017 года.


11. МУХОМОР

Под раскидистой берёзой
Посреди кротовых нор
Пламенеет, словно роза,
Конопатый мухомор.

Из пожухлых бурых листьев
Появился он на свет,
Глаз ласкает бархатистый
Алый в крапинку берет.

Восхитительной одёжкой
Изумляет яркий гриб,
Кружева жабо на ножке
Прячет шляпочный изгиб.

Под июньским жарким солнцем,
Оживившим всё окрест,
Мухомор горит червонцем,
Но никто его не ест.

Одеяньем не подкупят
Золотые паруса:
Заповедное погубит
Эфемерная краса.

4 мая 2017 года.


12. ГОЛОВАСТИК

В ручейке под скользким камнем
Родила лягушка,
Огласивши достославным
Кваканьем речушку.

Прикрепила слизью крепко
Зёрнышки к корягам.
Закружилась лента цепким
Пенистым зигзагом.

Из смоляно-чёрной точки
Показался хвостик,
В перламутровом комочке
Приоткрылся ротик.

Несмышлёный головастик
Из-под камня вылез,
Заметался, словно ластик, —
Аж песчинки взвились.

Отрастают споро лапки
Спереди и сзади,
Хвост отброшен старой тряпкой
Совершенства ради.

Услыхавши голос мамин,
Накопив силёнок,
Ловко выпрыгнул на камень
Бойкий лягушонок.

4 мая 2017 года


13. УРОБОРОС

Локсодромией дважды планету
Облетел любопытный дракон,
Ненасытным шершавым браслетом
Обхватив роковой рубикон.

Возвратившись в исходную точку,
Обойдя Землю с Веста на Ост,
Он замкнул пищевую цепочку,
Алчно впившись в неведомый хвост.

Неожиданной болью пронзило
Змея от головы до хвоста.
Чувство голода всё победило:
Голод боли — совсем не чета.

С той поры он грызёт постоянно
Сам себя. Как тяжёл этот крест!
Поедая свой хвост неустанно,
Никогда он себя не доест.

В беспрерывной земной круговерти
Чередуются пир и погост,
В единении Жизни и Смерти
Уроборос ест собственный хвост.

5 мая 2017 года.


14. СКРИПИЧНАЯ РАПСОДИЯ

На закате пунцовой улыбкой
Озарилась косматая ель,
Вдохновенное пение скрипки
Всполохнуло густую метель.

Приосанился заворожённый
Дивной музыкой гибкий смычок,
Всеми фибрами пылко влюблённый
В грациозный глухой голосок.

Канифоленный ласковый волос
Нежно гладит тугую струну,
Извлекая чарующий голос,
Пробуждающий в сердце весну.

На стекле ледяные узоры
Чертит кистью мороз-старичок.
Приковав восхищённые взоры,
Холит скрипку влюблённый смычок.

Терпеливые сильные руки
Из еловой скрипичной груди
Выбирают волшебные звуки,
Оставляя печаль позади.

За окном — леденящая стужа.
Скрипка страстно, тряхнув стариной,
Изливает мятежную душу
Своенравной дрожащей струной.

6 мая 2017 года.


15. МЕЛАНХОЛИЯ

Растворилась бредовой агонией
В умозрениях чёрная жёлчь,
По безжалостной горькой иронии
Романтичность сумев превозмочь.

Отравляет надежду отчаяньем
Неизбывная волчья тоска,
Омрачив сокровенность нечаянно
Вплоть до пепельного волоска.

Безысходность бранится с унынием
В огромадных лучистых глазах.
Жизнелюбие перистым инеем
Заморожено в нервных узлах.

Но запряталась в недрах сознания
Животворная терпкая боль,
Воскресившая рвущим мерцанием
Роковую земную юдоль.

Озарение вспыхнуло молнией,
Закурчавившись розой ветров.
Меланхолия схлынула волнами,
Взбаламутив ожившую кровь.

6 мая 2017 года.


16. ОХОТА НА ДРОЗДОВ

Занялся розовый рассвет
На агбулахских горных склонах.
Охотники ушли чуть свет,
Достав рогатки из газонов.

Пройдя по улице Второй
И очутившись у пекарни,
Нырнули в омут с головой,
Сменив настрой гуманитарный.

Пересекли густой покос,
Заросший клевером с люцерной.
Нескоро будет сенокос,
Идут ребята тропкой верной.

Пройдя по насыпи крутой,
Набрав снарядов для сафари,
Дошли до леса, красотой
Поярче, чем любой розарий.

В лесу дроздов полным-полно
И прочей разной мелкой дичи.
Кусты, деревья — всё одно, —
Затрепетало племя птичье.

Идёт охота на дроздов,
Крапивниц, соек, трясогузку,
Чижа, малиновку, орлов…
Орлов? Включить перезагрузку!

Вся дичь сгодится на шашлык:
От воробья и до синицы.
Вот доморощенный мясник
Встал на разделку битой птицы.

Дрова горят, готов костёр,
Промыты маленькие тушки,
Пора в огонь, шампур остёр.
Журчит прозрачная речушка.

Отведав долгожданных яств
И отдохнув в лесной прохладе,
Охотники в конце мытарств
Предались дрёмотной усладе.

Такая жизнь нам по нутру!
Через покос идём обратно,
Чтобы, проснувшись поутру,
Всё повторить неоднократно.

7 мая 2017 года


17. ДАЛЁКАЯ СТРАНА

За густыми лесами в далёких горах
Над просторами синего моря
Есть злата́я страна на зелёных холмах,
В коей нет ни печали, ни горя.

Там в таинственном доме в заросшем саду,
С величавой горой по соседству,
С многокрасочной жизнью в беспечном ладу
Заблудилось счастливое детство.

В доме том обомшелом сызвеку живут
Чародейка и добрый волшебник,
Я провёл с ними бездну чудесных минут,
Препарируя мудрый учебник.

Старый дом и заросший терновником мир
Разделяла прозрачная дверца…
По скрипучим ступенькам я в жизнь уходил,
Упиваясь биением сердца.

Я, как в детстве, мечтаю ту дверку найти
И легонько в неё постучаться,
Но уж некому к ней не спеша подойти
И с любовью на стук отозваться.

7 мая 2017 года


18. ЩЕГОЛ 

На алой зорьке ранним утром
Под дрожь заливистых рулад
Взбивает путаные кудри
Заросший яблоневый сад.

Деревья тянутся с истомой,
Ночные грёзы отряхнув.
На влажной веточке укромной
Щегол усердно чистит клюв.

Сад изукрашен акварелью
В отсвете зябкого огня,
Нарядный щёголь звонкой трелью
Встречает суматоху дня.

Восход узорно серебрится,
Купаясь в дымчатой росе,
Рассвет сиянием струится
В великолепной бирюзе.

В лучах малинового солнца,
Перелетев на частокол,
Задорным щебетом в оконце
Впорхнул восторженный щегол.

9 мая 2017 года


19. ЗОЛОТАЯ ЛАНЬ, ИЛИ ПИРАТ ЕЁ ВЕЛИЧЕСТВА

Бескрайние морские дали…
Нептун… Квадрига… Конский хрип
Способен укротить едва ли
Лохматую морскую зыбь.

Играет ветер, стонут мачты
Гудит нещадно такелаж,
На фоке марсовый маячит,
Предельно слажен экипаж.

Шпангоуты трещат надсадно,
Раздуты ветром паруса.
На юте — девонширец статный:
Сверкают синие глаза.

Скрипит рангоут, трюм заполнен,
Безбрежен чистый небосклон.
Форштевнем гордо режет волны
Большой английский галеон.

Корабль вот год уж как оставил
Родной Туманный Альбион,
Стальной рукой на месть направил
Свой капер капитан Дракон.

Трепещут в ужасе испанцы:
Не раз английские суда
Парадно убирали шканцы,
Взяв штурмом вражьи города.

Обойдены отважно с юга
Утёсы Огненной Земли,
Почти весь флот смертельным плугом
Морские боги извели.

Воронами судьбы не склёван,
Победоносный «Пеликан»
В походе переименован
Любовно в «Золотую Лань».

Прошёл с триумфом океаны,
По кругу землю обогнув.
Вот, наконец, и дом туманный
Встречает, маяком мигнув.

Обласканный лучами славы,
В сердцах врагов посеял страх.
Владычицей морей держава
Осталась навсегда в веках.

Непобедимая Армада
Разбита Дрейком в дым и пыль.
Почёт обрушился каскадом:
Сэр Френсис сам — живая быль.

Поход сменяется походом.
Трагически, во цвете лет,
В лучах печального восхода
Он покидает белый свет.

С салютом отданы швартовы,
Опущены канаты с рей…
В последний путь челнок свинцовый
Ведёт корсар сэр Френсис Дрейк.

10 мая 2017 года


20. РЕЧНОЙ БЫЧОК

В журчащих струях горной речки,
Расправив гордо плавнички,
Словно подводные овечки,
Пасутся кроткие бычки.

В прозрачной утренней прохладе
Шумит мохнатый старый лес.
Босой рыбак на перекате
Стоит с удой наперевес.

В речушке плещутся, сверкая,
Плотва, храмули, усачи,
Цветную гальку устилая,
Подобно стае саранчи.

Ало-небесной королевной
Плывёт пятнистая форель.
Над лопухом жужжит напевно
Упрямый полосатый шмель.

Сверкает леска в каплях влаги,
От боли корчится червяк.
Удар о воду! Бедолага
В изнеможении обмяк,

Соблазном вкусным подкатился…
Пытливо глядя на крючок,
Под камнем в страхе притаился
Задумчивый речной бычок.

11 мая 2017 года


21. КИПАРИСОВАЯ ЭЛЕГИЯ

Грусть… Пауки и скорпионы…
Немой сиреневый ирис…
На равнодушном горном склоне
Скорбит печальный кипарис.

Недалеко вечерний город:
Проблемы, радость, суета…
Без сожаленья век наш вспорот,
А в ожиданьях — пустота.

Бесчувственный гранитный камень
Венчает безотрадный путь.
Неужли может в тёмном храме
Лучом надежда промелькнуть?!

На город опустилась темень,
Иссяк последний мерклый блик,
Кусточек белой хризантемы
Душой истерзанной поник.

Всплакнув сухими семенами,
Меланхоличный кипарис
Переплетёнными корнями
Тоскливо зазмеился вниз.

11 мая 2017 года


22. ЧЕЛОВЕК ДОЖДЯ

Сосредоточенный и строгий,
Бредёт по лужам в дождь и в снег
Туманным днём и ночью долгой
Необычайный человек.

Его глаза, — как два колодца ,-
Манят бездонной глубиной,
В ночной тиши, под ярым солнцем
Чаруют кармой неземной.

Телодвижения неловки,
Ход помыслов неуловим,
Смущает умственной сноровкой,
Наивен, но непостижим.

Для обывателей бессмыслен
Сава́нта разноцветный мир…
Калейдоскопом ярких мыслей
Обуреваемый, застыл,

Окаменелым ураганом
Душевный пыл огородя,
Неимоверно многогранный
Безгрешный Человек Дождя.

12 мая 2017 года


23. ЛИМОННИЦА

Бархатисто-жёлтой цацей,
Легкокрыла и стройна,
Встрепенулась, словно грация,
Лимонница. Она

Бликом солнечного света
С первым утренним лучом
Прилетела на планету,
Ей заботы нипочём.

Чу́дным танцем закружилась
В разноцветной стае фиф,
Беззаботно опустилась,
Плотно крылышки сложив,

Канареечной пушинкой
На застенчивый цветок.
Серебристую росинку
Тронул тонкий хоботок.

Перепачкавшись нектаром
И напудрившись пыльцой,
Вдруг, поддавшись тайным чарам,
Мне уселась на лицо.

13 мая 2017 года.


24. КРАБЫ

Проказник-солнышко печёт
Приветливым колечком…
По дну расселины течёт
Извилистая речка,

Шумливо скачет меж камней —
Летят фонтаном брызги.
Густое скопище ветвей
Звенит москитным писком.

Под перекатным валуном
Запрятался ручейник,
Растут душистым полотном
Анисы и репейник.

Лягушки скачут из воды,
Как черти с табакерки,
Скользят, изяществом горды,
Смешные водомерки.

Среди обкатанных камней
И перепревших листьев
Мелькают ярмаркой теней
Подводные артисты.

В воде — живая толчея:
Улитки, рыбки, жабы;
Со дна журчащего ручья
Глазеют злые крабы.

14 мая 2017 года


25. ДАРВИН И МАРТЫШКА

То ли священник, то ли врач, —
Охотник и учёный, —
Интеллигентный бородач,
Круизом прокопчённый,

В морской вояж на барке «Бигль»
Отправился без страха…
Его турне взметнуло вихрь
Вселенского размаха.

Гонял вьюрков на островах
И колченогих раков,
Галапагосских черепах
И чёрта на макаке.

Пять лет без нескольких недель
Продлился путь к прогрессу.
Свет озарил в конце туннель
Слепого мракобесья.

Открыт им истинный подход
К происхожденью видов
И сохранению пород
В борьбе за жизнь. Обидно!

Приятнее считать себя
Потомком Аполлона,
Но… Все покинули, сопя,
Одно и то же лоно.

Мартышка — пращур?! Дело — дрянь?!
Горилла — наша сватья!
У нас, людей, и обезьян —
Один отец. Мы — братья!

15 мая 2017 года


26. ВЕЧЕР

Неторопливая река
Порозовела на закате,
В прохладных струях ветерка
Взбивает волны сонный катер.

На золотистом берегу
Лежат ничком рыбачьи лодки.
С утра сопящий на бегу,
День опадает по щепотке.

Разгорячённые дома
Лениво остужают крыши,
Рельефных теней бахрома
Плетётся по камням бесстыже.

Приумолкает пёстрый шум,
Тягучий день теряет контур,
Во власти разноцветных дум
Сползает солнце к горизонту.

Ночь подбирается тайком,
Цикады в парке звонко вздорят…
За занавешенным окном
Смыкает веки сонный город.

19 мая 2017 года


27. ЛУЧИ СИОНА

Библейская гора Сион…
Заветная мечта еврея…
Исколесил планету он,
Веками к дому тяготея.

Пройдя сквозь адовый огонь,
Камнями изодрался в клочья.
В кроваво-рваную ладонь
Ветхозаветный шип вколочен.

Росток священного зерна
Живым листком скалу расплавил,
В пустыне вздыбилась страна —
Лишённый возраста Израиль.

Руины Храмовой стены
Окроплены сыновней кровью,
Тысячелетия войны
Распяты жертвенной любовью.

Сложив столетья в штабеля,
Распростирает крылья гордо
Обетованная земля
Непобеждённого народа.

Покуда светится Сион,
Пока не сгинула надежда,
С Ерушалаймом в унисон
Хатиквой дышит боль поэта.

22 мая 2017 года


28. ГОРОДСКОЕ УТРО

На излёте летней ночи
Заелозил город,
Приоткрыв окошки-очи
И одёрнув ворот.

В безмятежном полумраке
Брезжит еле-еле.
На околице в овраге
Соловьи запели:

Серебром листву залили
Разливные трели.
Настороженные шпили
Медью заблестели,

Франтовато щеголяют
Стены кирпичами.
Солнце меркоть разгоняет
Липкими лучами,

Мостовая приодета
Ярким перламутром.
Дуновением рассвета
Заискрилось утро.

24 мая 2017 года


29. СИРЕНЬ

За покосившимся сараем
С убогой крышей набекрень
Клубится пышным малахаем
Лилово-звёздная сирень.

На голубых махровых гроздьях
Животворящая роса
Благоуханьем полнит воздух,
Ошеломляя небеса.

Отягощённая цветками
Тугая ласковая гроздь
Разрисовала лепестками
Звонкоголосый летний дождь.

Смешные крестики удачи
Топорщат синие персты,
Воспламеняя, — не иначе, —
Полузабытые мечты.

На аметистовую пену
Вкруг разлохмаченных ветвей
Осел жужжащим гобеленом
Рой фиолетовых шмелей.

Взорвав причудливые тени
Искристой россыпью лампад,
Великолепие сирени
Затмило обветшалый сад.

26 мая 2017 года


30. ВДОХНОВЕНИЕ

Дни, недели, даты: числа
Стопкой приуныли;
Растерявшиеся мысли
Душу полонили.

Заместилась увлечённость
Творческим упадком,
Растлевает одержимость
Призрачным достатком.

Но в сетях пустых раздумий
Светозарный пафос
Оживляет маски мумий,
Жизнью закурчавясь.

На вершине рвущей боли
В щупальцах Медузы
С непоколебимой волей
Единится муза.

Записной головоломкой
Впору завертеться:
Вдохновением в потёмках
Полыхнуло сердце.

26 мая 2017 года


31. ВЕЩИЙ ДУБ

На гребне мрачного утёса,
Венчая зубчатый уступ,
Зелёным облаком разросся
Раскидистый корявый дуб.

Змееподобными корнями
Пронзил он каменную мглу,
Словно живыми якорями
Вгрызаясь в мёртвую скалу.

Полощет парусом ветвистым,
Корой скреже́ща по нутру,
Уничтожающе неистов
На необузданном ветру.

Дупло зияет адским горном
На перекрученном стволе,
Ведун коленопреклонённый
Перуна славит на заре.

Сверкает жгучая зарница:
Рассвет багряный Хорсу люб.
В лучах пурпурной колесницы
Пылает молчаливый дуб.

27 мая 2017 года


32. АГОНИЯ

Конец тернистого пути
На драматическом излёте…
Пустыню не переползти
По иллюзорной позолоте.

Бредовых мыслей буйный пук
Собрав в бессвязную охапку,
Агонизирующий стук
Уподобляет сердце тряпке.

Дыханием исходит жизнь
Из исковерканного тела,
Печать судьбы, как ни кружись,
Смерть на челе запечатлела.

Неповоротливая ложь
Запуталась в пустых обидах,
Устало прокатилась дрожь,
Прошелестел последний выдох.

Затих последний разговор
С лукавым ангелом в обнимку,
Прозрачный отрешённый взор
Подёрнулся остылой дымкой.

28 мая 2017 года


33. ***

Как хочется порой вдохнуть
Морозный воздух полной грудью!
На судьбоносном перепутье
Как хочется домой свернуть!

Как хочется порой любить
Чудну́ю жизнь змеёй-муреной!
О бесконечности вселенной
Как хочется порой забыть!   

Как хочется порой нести
Смешную чушь бессонной ночью!
Надежду в скважине замочной
Как грезится порой найти!

Как хочется боготворить
Неиссякаемую веру!
Свирепой сворой лицемеров
Как подмывает затравить!

Как хочется порой мечтать
О недоступных чистых звёздах!
Кукушек в соловьиных гнёздах
Как хочется когтями рвать!

Как опостылела судьба,
Балующая гнид зловонных!
В своих натруженных ладонях
Как восхитительна судьба!

29 мая 2017 года


34. РАВНОВЕСИЕ

Война и мир, любовь и смерть —
Грустят попарно на ковчеге.
Гнилая топь, земная твердь —
Стезя от альфы до омеги.

Добро сцепилось с гнусным злом
В неразрешимом поединке,
Восторг и ненависть вдвоём
Бросают жребий по крупинке.

Богобоязненность и грех
Переплелись в извечной схватке,
Немая скорбь и громкий смех
Трясут в постылой лихорадке.

Кипит извечная борьба:
Холодный лёд и адский пламень.
Душа трусливого раба —
Густая жижа, а не камень.

Печаль и радость по одной
Не ходят. Жизнь — христовы страсти:
Насквозь пронизано бедой
Неисчерпаемое счастье.

30 мая 2017 года


35. ЧЕЛОВЕК ИДЁТ  ПО ЖИЗНИ

Идёт по жизни человек,
Влачит печальную судьбу,
Мечтает уж который век
Нарушить грозные табу.

Перед поконом липкий страх
Лишает воли наотрез.
В мечтах витая в облаках,
В щель прозаически залез.

Сопит, трусливо затаясь,
Клянёт безрадостный удел,
Кипит, от зависти давясь,
Под бременем никчёмных дел.

В душе — повержен Голиаф,
В видениях — он царь Давид.
Открыл глаза — трухлявый шкаф,
Где дух его червём сидит.

Уподобляясь слизняку, —
И толку, как с гуся вода, —
Ползёт по мокрому песку,
Не оставляя и следа.

30 мая 2017 года


36. О ЗАПУТАВШЕМСЯ «Я»

Запутанная жизнь полна проблем,
Интрига вихрем в воздухе кружится,
У каждого свой собственный тотем:
Кто мыслит вечным, кто под нож ложится.

Кто думает о вольных небесах,
А кто о том, как бы потешить брюхо.
Кто опускает шоры на глаза,
Отворотив всеслышащее ухо.

У всякого недюжинный набор
Провинностей — серьёзных и не очень,
Иной от счастья мчит во весь опор
И гонит прочь удачу что есть мочи.

Никто не вечен: грянет близкий гром,
И молния разрежет дождь зигзагом.
Одни красны на чаяньях бельмом,
Другие — развевающимся флагом.

Душа сгорит, останки всё одно
Размечут в поле чёрные вороны…
Но всех грехов верней влечёт на дно
Переоценка собственной персоны.

30 мая 2017 года


37. ALMA-MATER

Борьба за жизнь — аттракцион
С рождения до самой смерти,
Незавершимый марафон
В неторопливой круговерти.
 
Перекатившись на живот
И твёрдо встав на четвереньки,
Ребёнок знания грызёт,
Как золотые карамельки. 
 
Наука — жертвенный костяк,
Основа триумфальных арок.
Образование — маяк,
Невежество — дрянной огарок.
 
Мощь интеллекта колесом
Дороги гатит по болоту.
Пустопорожнее песком
Сквозь пальцы опадает в воду.
 
Победным залпом голосов
Гремят над церебральным штилем
Гора ментальных парусов
И бездна опыта под килем.
 
Жизнь — это дерби… Жизнь — заезд
Достойных и духовно бедных.
Нет пятых и десятых мест, —
Есть первое и тьма последних.
 
31 мая 2017 года


38. ТРИУМФ ВОЛИ

От зарождения Земли,
С дремучих пор по наше время,
Корабль свободы на мели
Влачит безрадостное бремя.
 
В песок зарылся острый киль,
Сломались боевые мачты,
Но трюм сухой, горит фитиль,
И пушки могут посудачить.
 
Мечтают выплеснуть огнём
Обиды прошлых поражений,
Холуйство размозжив ядром
В азарте будущих сражений.
 
Свобода — это высший дар,
Свобода — это сердце мира.
Она пылает, как пожар,
Рубя сомнения секирой.
 
Свобода — подвигов пастух,
Свобода — стержень всей планеты.
В тщедушном теле вольный дух
Весомей робости в атлете.
 
Триумф свободы! — Это пик! —
По барабанным перепонкам
Колотит возмущённый крик
Новорождённого ребёнка.
 
31 мая 2017 года


39. ВЕСЁЛЫЙ БЕДУИН

Раскалённый полуостров,
Разноцветные пески,
Россыпь зубчатых наростов,
Словно жёлтые клыки:

Это каменные розы —
Украшение пустынь.
Их судьба — сплошная проза:
Днём — пылай, а ночью — стынь.

По морщинистой жаровне
Расплескался адский зной.
Джинн игриво-вероломный
Нагоняет жуть волной.

Небо тёмными ночами
Тешит звёздным потолком,
Речка скрытыми ключами
Пробирается тайком.

В этом масленичном рае
Бедуины и живут.
За арабом ходит кралей
Неразлучный с ним верблюд.

Не страшна им непогода:
Ни хамсин и ни самум;
Мчат резвее скорохода,
Лишь едва заслышав шум.

Аравийская пустыня
Бедуину — отчий дом,
С дромедаром и поныне
Он скитается вдвоём.

Запахнув цветную джуббу
И закутавшись в бурнус,
Как пристало жизнелюбу,
Не сопатит в рыжий ус.

В эфемерной паутине
Змеи весело снуют,
По растресканной пустыне
Озорно труси́т верблюд…

«Две главнейшие святыни», —
Скажет вам любой араб, —
«Бедуин — моряк пустыни,
И верблюд — его корабль.»

2 июня 2017 года


40. БЕЛОЕ БЕЗМОЛВИЕ

Зима. На диком севере
Сковало землю льдом.
Жирует чёрный тетерев
На пастбище седом.

Бредёт олень, копытами
Проламывая наст,
Несутся зайцы прыткие,
Таясь кто где горазд.

Плетётся между соснами
Проснувшийся медведь:
Ему до жёлтой осени
В берлогу не залечь.

Валежник топчет истово
Величественный лось.
Расправил щит батистовый
Искрящийся мороз.

На Белое Безмолвие
Серебряной зимой
Легли снега пуховые
Молочной простынёй.

5 июня 2017 года


41. ЭЛЬ СИД

Дрожит испанская земля
Под грозным сапогом,
Несутся мавры по полям:
Разор и смерть кругом…

От африканских берегов
Летит из года в год
Вершитель леденящих снов —
Рой сарацинских орд.

Шлют смерть на острие стрелы
С проклятьем на устах
Магометанские орлы
И соколы Христа.

Религиозная война —
Непоправимый грех,
Смесь мыслей, грязных дочерна,
И пагубных утех…

Скрип перегруженных телег
Царапает сердца.
Идёт борьба который век —
Не видно ей конца.

Страну в кровавую грозу
Огнём заволокло…
Надежда, осушив слезу
Расправила крыло:

Отважный рыцарь де Вивар,
В деснице верный меч —
Смятенье сеющий кошмар
Кровопролитных сеч.

Иберии достойный сын —
Эль Сид помчался в бой,
С младых ногтей и до седин
Не дорожа собой.

Герой пригнулся к скакуну,
Врагов — не сосчитать.
Тисона, молнией сверкнув,
Смела лихую рать…

Испанским миром, как пожар,
Пронёсся метеор —
Родриго Диас де Вивар
Эль Сид Кампеадор.

7 июня 2017 года.


42. ОТРАЖЕНИЕ

Я иду по разбитой тропинке
Год за годом… В мороз… Под дождём…
В бесконечном немом поединке
Ощетинясь строптивым ежом.

Порываюсь без устали вымыть
Из рутины себя самого:
В прошлом — вовсе не божий любимец,
В предстоящем — пока ничего.

Сколь ни тужусь — себя не увидеть:
Образ в зеркале — это не я.
Знаю точно, пускай не провидец:
Путь заказан из грязи в князья.

Грустно жить в лоне звёзд тёмной точкой,
Середь грязи быть князем легко,
Лишь огнём в золотой оторочке
Я смогу вознестись высоко.

Бьют наотмашь жестокие плети,
Дальше носа не зрит дурачьё:
Одинаково разные дети —
Отражение присно моё.

10 июня 2017 года


43. ЕЖЕВИЧНАЯ ФАНТАЗИЯ

Куща облаком клубится,
Вьётся стрекоза,
Льнут колючие ресницы
К звёздчатым глазам.

Громоздится над арыком
Вековой орех,
Созревает ежевика,
Чёрная, как грех.

Снова пламенная осень
Полонила лес…
Панцирь огненно-морозный
Падает с небес.

Живописными листками
Раскраснелся луг.
Пёстро-яркими цветами
Красит всё вокруг,

Укорачивая тени,
Солнышко-фантаст.
Под копытами оленей
Серебристый наст

Издаёт многоголосый
Разноцветный хруст…
Колко рдеет на морозе
Ежевичный куст.

12 июня 2017 года


44. ЭДЕЛЬВЕЙС

В разрывах островерхих гребней,
Едва затеплился восток,
Раскрылся звёздочкой волшебный
Пушисто-трепетный цветок.
 
Пробившись в россыпи обломков,
Герольд серебряной мечты
Одёрнул за незримой кромкой
Пронизанные стужей льды.
 
Распростирается лучами
Воспламенённая душа,
Махрово-сизыми мечами
Надежды глетчера круша.
 
Упрямый и умильно-нежный,
Корнями рушит он гранит,
Бутон застенчиво-мятежный
Жемчужным золотом горит.
 
Подобно каменной короне
Вздымается альпийский гнейс,
На неприступном горном склоне 
Сияет гордый эдельвейс.
 
14 июня 2017 года
 


45. ЗЕМЛЯНИЧНАЯ ФЕЕРИЯ

В гуще сказочного леса,
Где ни стёжек и ни вех,
Раскудрявилась принцессой, —
Словно первозданный грех, —

Земляничная поляна:
Извиваются усы
В вакханалии бурьяна
Рдяной россыпью красы.

В царстве клеверного рая
Под зонтами лопуха
Гномы, чутко замирая,
Спят в постельках изо мха.

По цветкам порхают феи,
Перемазавшись пыльцой,
Полосатые злодеи, —
Осы ноют с хрипотцой.

Завывает гулким басом
Волосатый толстый шмель,
Братец-кролик ясноглазый
Звонко хрумкает щаве́ль.

В водопаде ярких бликов
Эльфы, пчёлками кружась,
Собирают землянику
В предзакатный дивный час.

16 июня 2017 года


46. ΜΟΛΏΝ ΛΑΒΈ

В прохладный предрассветный час
Висит туман над Геллеспонтом,
Грядой расплывчатых террас
Дрожит мираж у горизонта:

Из Азии в Европу мост
Построил царь ахеменидский.
За армией — огромный хвост:
Стервятники земли персидской.

Навстречу яростным волкам
Орлы Эллады устремились,
Сродни незыблемым замка́м
Ущелья горные закрылись.

Собрались лучшие сыны
Отчизны в тесном коридоре:
Пустые чаянья страны —
Не устоять им против своры.

На правом фланге бирюза
Морская, слева — кряж дремотный.
«Давайте завтракать, друзья,
Ведь ужин будет в преисподней!» —

Отважный царь позвал бойцов
На смертный бой с несметной ратью,
Но слишком мало храбрецов —
Могила станет им кроватью.

У Фермопил прямой проход
К античным полисам богатым..
До Рождества Христова в год
Четыреста восьмидесятый

Сошлась персидская орда
С фалангой греческих гопли́тов:
Аида скорбная страда
Взялась за жатву с аппетитом.

«Сдавайтесь, греки!» — молвил Ксеркс: 
Гопло́ны и мечи на землю!»
«Моло́н лабе́, надменный перс!
Чванливым дерзостям не внемлю!» —

Ответил гордый Леонид,
Свирепо устремившись в битву.
Отвага факелом горит,
Врагу — копьё, богам — молитвы.

Три дня и ночи напролёт
Спартанцы с Ксерксом бились насмерть,
Погибли все… Но не падёт
Позор на голову. Бесстрастно

Глядит на древнюю тропу
Который век холодный камень,
Лелеют странники мольбу
Героев, словно яркий пламень:

«Почтенный путник, возвести
Согражданам в Лакедемоне:
Мы пали, в сердце не впустив
Бесчестье Спарты — страх соромный».

17 июня 2017 года


47. ГОРОД МОЕЙ МЕЧТЫ

На древних берегах реки
Раскинулся старинный город,
Веками наперегонки
С врагом к нему несётся ворог.

Клокочет бурная волна,
Глодая зубчатые скалы,
Золоторогая луна
Сочится в сонные кварталы.

Грустит серебряная Мать
С мечом в руке и с полной чашей,
Волкоголовый царь под стать
Обрыву замер конным стражем.

Истёртым каменным венцом
Нависла крепость над Мейданом.
Не раз безжалостным жнецом
От Эдирне до Ферейдана,

С далёких северных равнин,
Из Исфахана и Хорезма
Грабителем вторгался джинн
И кровью потчевал железо.

Йетим Гурджи с Саят-Новой
Сидят в духане в Ортачала.
Я им внимаю, сам не свой,
Мечтая всё начать сначала.

Громадой высится Махат,
Шумит базар на Авлабаре,
Святой Давид, горой распят,
Печально смотрит в волны Мтквари.

Горит мерцающий фонарь,
Бреду в метель, поднявши ворот.
Закатный город слишком стар…
Как молод предрассветный город!

18 июня 2017 года


48. РАССЫПАННОЕ ВРЕМЯ

Безбрежное время… Проходят часы,
Минуты уздой понукая,
Секунды несутся, как гончие псы,
Зубами за локти хватая.

Упругое время, встречая восход,
Взбирается шагом к зениту,
Струится неспешно до школьных ворот…
Пролившись во взрослое сито,

Летит без оглядки на всех парусах,
Не чуя земли под ногами.
Пустое в порожнее льётся в слезах,
Становятся братья врагами.

Стремительно мчится вперёд — не догнать,
Запыхавшись, тянется к солнцу…
Напрасны старания — божья печать
Мечту иссушила до донца.

Коварное время, пришпилив к столбу,
Сомкнуло стальные объятья,
Ушедшие годы вонзились в судьбу
Кривыми гвоздями распятья.

19 июня 2017 года


49. ВЕСЁЛАЯ ЧЕРЕПАШКА

В золотых лучах рассвета
В Ботаническом саду
Черепашка Николетта
Наводила красоту.

Распахнув шальные глазки
И почистив острый клюв,
Нарядилась в панцирь-сказку,
Чванно кубики раздув.

Перламутровые когти
Издают задорный треск.
Уперев в пригорок локти,
Навострила уши: всплеск

Щучьих сальто красит ряску
В жизнерадостном пруду.
Щурки вьют в небесной пляске
Расписную чехарду.

В изумрудном царстве дёрна
Томно нежится гюрза,
Из кустов глядит задорно
Рыжехвостая лиса.

Пчёлки, бабочки, букашки
Ярко красками пестрят,
Озорная черепашка
На прогулку вышла в сад.

20 июня 2017 года.


50. МЕДВЕЖОНОК

Ослепительный закат
Обагрил долину,
Двое милых медвежат
Лопают малину:

Брызжет сладостный нектар.
Верещит синица,
Озорно звенит комар
У лесной криницы.

Мышки весело шуршат
Под колючей гущей,
Уморительно фырчат
Ёжики у лужи.

Впечатлительный скворец
На мишутку злится:
Шаловливый сорванец
В зарослях резвится.

Бурый шарик впопыхах
Занялся погромом,
Но запутался в кустах
Косолапым комом.

Перемазался в соку
Сочных красных ягод:
Столько счастья на веку! —
Ни забот, ни тягот.

Скоро солнышко зайдёт…
С мамочкой в обнимку
Сонно в логово бредёт
Медвежонок Кимка.

20 июня 2017 года


51. КЕМАНЧА

Цветом терпкого граната
Забурлила в жилах кровь,
Изливается баятом
Неизбывная любовь.

В чёрной бурке устабаши,
Восклицая «Пей до дна!»,
Поднимает полну чашу
Кахетинского вина.

Расцветает древний город,
Красотой лаская взор,
Прошлым будущее вторит —
Он и зритель, и актёр…

Гомон улиц Авлабара
Омрачён войной. Увы!
Гибнет в пламени пожара
Колыбель Саят-Новы.

Меч сарбаза-кизилбаша
Принял на́ сердце ашуг:
Наземь сброшена поклажа,
Завершён житейский круг.

Стонут мельницы на Мтквари,
Над рекой плывёт туман,
Плачет сердце сазандари
В закоулках серных бань.

По ущелью Легвтахеви
Водопадом льётся боль:
Задушевные напевы —
Городские хлеб и соль.

Кровью всхлипывают руки,
Каплей полнятся ручьи,
Пробирают дрожью звуки
Сладкострунной кеманчи́.

22 июня 2017 года


52. ***

Тот день мне запомнился тёплым дождём,
И радуга после горела огнём,
Бежал ручеёк по канаве,
И утки плескались вертлявы.

Сверкали листочки в лучах сентября,
Водой окропило надежду… Но зря:
Зима подкрадётся тихонько,
Морозом окутает звонким.

Весеннюю страсть успокоит закат,
Поправит подушку в цветенье заплат,
Любя подоткнёт одеяло
И рядышком сядет устало.

Холодная ночь, — я в объятьях тепла, —
Беснуется дико: судьба обвела
Надуманный вздор вокруг пальца,
Укрыв покрывалом скитальца.

Горячее лето вернётся тайком,
Стремглав пробежит озорным ручейком,
Растопит колючую льдинку,
Смахнёт голубую слезинку.

23 июня 2017 года


53. ПТЕРОДАКТИЛЬ

То ли ящер, то ли птица,
То ли реющая мышь, —
В небе демоном кружится
Жизнерадостный крепыш:

Растопыренные пальцы,
Долото́м зубастый клюв.
Перепончатые пяльцы —
Крылья парусом раздув 

(Шея — гордым коромыслом,
Верный руль — короткий хвост,
Алчный взгляд — быстрее мысли),  
Закурлыкал юрский дрозд.

Мельтешит на небосклоне
Треугольный силуэт.
Испрямив фаустпатроном
Буйну голову-стилет,

Птеродактиль дельтапланом
Барражирует леса.
Гаркнув клёкотом гортанным,
С ярью бешеного пса

Устремился из-за тучи
В феерическом пике
В гущу зарослей дремучих…
На враждебном пикнике

Гость незваный — это пища.
Беспардонность — дело швах!
Вёл бы он себя потише —
Не хрустел бы на зубах.

24 июля 2017 года


55. АСТРОНОМИЧЕСКИЕ ГРЁЗЫ

Я смотрю в бесконечное небо:
Где-то там пролетают планеты…
Гончим Псом на хвостатой комете
Унестись в неизвестное мне бы.

Прокатиться по кольцам Сатурна
На разбитом уже Фаэтоне,
Посидеть на неправильном Троне
В путах Кассиопеи понурой.

Упорхнуть к переменчивым звёздам
Остроносой стрелой Ориона.
Ухватившись за хвост Скорпиона,
Облететь Журавлиные гнёзда.

В гуще дивных Волос Вероники
Погрузиться в свирепую бездну…
Львом рычит Лебединая песня,
В Млечной пыли — пустые интриги.

Я мечтаю о солнечном небе,
Меж созвездий скитаясь Персеем…
Пылкий дух в одиссеях рассеян,
Воротиться в минувшее мне бы!

26 июня 2017 года


55. ГРУСТЬ

У потерянной надежды
Странная судьба:
Я уже не тот, что прежде,
Выдохлась борьба.

Изменилась парадигма
Торного пути,
Роковой пасьянс разыгран —
Веху не найти.

Перепутались идеи
В пылкой голове,
Расторопно молодеет
Дьявол в божестве.

Наваждением овеян
Грустный маскарад,
Мост сожжён, билет утерян,
Нет пути назад.

Жизнь — театр, удача — ложа,
Будничность кулис
Прозаичностью горошит
Мельницу реприз.

Проступает из партера
Горький антураж:
Предстоящее — химера,
Прошлое — мираж.

27 июня 2017 года


56. БЕНЕФИС

Свет погас. Оглядываюсь в темень.
Впереди эпический обрыв.
То ли пластилин я, то ли кремень,
Пилигрим — ни скор, ни терпелив.

Не святой, но и не слишком грешен,
Свой своим и неродной чужим,
Строгими весами жизни взвешен:
То ли лёгок, то ли несдвижим.

Шелестит во мраке чёрной ночи
Ропот ускользающих часов,
Самому себе уже не очень
Верю я без аллилуйных слов.

Был мне, вероятно, предназначен
Более лирический удел,
Будучи для светлого истрачен,
Варварски растерзан роем стрел.

Как бы ловко ни был жребий брошен,
Не схитрить, апофеоз один,
Посему меж будущим и прошлым
Я себе и раб, и господин.

28 июня 2017 года


57. АПОКАЛИПСИС

С небес обрушилась вода
Всесокрушающей струёй,
В потопе кружат города
Вальс черепичной чешуёй.

Духовная пустая рябь
Погрязла в аспидных грехах,
Разверзлась дьявольская хлябь,
Опал на землю чёрный страх.

Четыре яростных коня, —
Война, чума, нужда и смерть, —
Людскую скаредность кляня,
Грызут оглобельную жердь.

Сплелись в феерии стихий
Вода, эфир, огонь и твердь,
Приход загадочных мессий
Вершит земную круговерть.

Безумствует обломный дождь,
Порочный мир до дна продрог,
Идёт в народ Последний Вождь —
Таинственный Седьмой Пророк.

29 июня 2017 года.


58. НЕОБРАТИМОЕ

Я опечален. Намедни узнал,
Давний приятель слегка захворал.
Как бы не страшно, но только душа
В грусть погружается, так, не спеша.

Летняя ночь навевает покой,
В парке брожу, в тишине, сам не свой.
Силюсь припомнить, когда в прошлый раз
Я перекинулся с ним парой фраз:

Осень была. Мы сидели вдвоём.
Пялился чёрный оконный проём.
Томно поникший цветок на столе
Тенью дрожал на бездонном стекле.

Тихо беседа текла ручейком,
Ликом его любовался тайком.
Сеточки первых морщинок у глаз
Вил паучок, несуразно топчась.

Что мне мешало почаще звонить,
Чаще смешные слова говорить?
Время ушло, как вода в решето:
То уж — не это и это — не то.

30 июня 2017 года.


59. НОСТАЛЬГИЯ

По дому моему уже давно,
Беседуют в потёмках половицы.
Ночь крутит ленту старого кино,
Листая грустно ветхие страницы.

В глухой тиши мелькают голоса
Тех, кто ушёл из дома на минуту.
Уже прошелестели полчаса,
И день, и год… Звонок: «Нескоро буду».

Мне показалось, вздрогнул телефон,
Но он молчит, молчит невозмутимо.
Ночной звонок — всего лишь сладкий сон:
Те, кого нет, ушли невозвратимо.

Не повернуть им реку жизни вспять,
Услышав в тишине знакомый оклик.
Как хочется в который раз позвать
Родное прошлое, завидев милый облик!

В чернильной тьме чудесные черты
Являются и исчезают снова.
Воспоминанья морем теплоты
Охватывают образы былого.

30 июня 2017 года


60. ПРИЗНАНИЕ

Посмотрю тебе в глаза я
И спрошу: «В который раз
Изнываешь, замерзая,
У окна в столь поздний час?

За стеклом мороз лютует,
Февралём взнуздав метель.
Разбросай охапку сует,
Спрячься в тёплую постель,

Схоронись под одеялом
От сомнений и забот.
Мир безумный кружит вяло
Роковой водоворот,

Перечёркивает годы
Твёрдым росчерком пера…
Перемелются невзгоды
Ясным звоном серебра,

Перетерпится обида.
Заалеет новый день,
В свете вечного софита
Платье белое надень,

Стоном замерших слезинок
Кликни месяц молодой,
В вихре огненных снежинок
Вспыхни утренней звездой».

1 июля 2017 года


61. ГОРЬКИЙ МЁД

Собирают пчёлы мёд…
День за днём без передышки
Полосатые малышки
Собирают липкий мёд.

С окружающих полей
Пчёлы мёд приносят в улей,
Суетятся крохотули
Роем жёлтых кораблей.

Золотистый свежий мёд
Пчёлы складывают в соты,
И не думая, что кто-то
Их запасы украдёт.

Медоносная пчела
Ядовита и мохната,
От зари и до заката
У неё — дела, дела.

Ароматные цветки —
Непростое искушенье,
Разнотравное цветенье
Тянет, страху вопреки,

Потому что мёд густой
Не придёт из ниоткуда —
Шестигранная посуда
Наполняется пчелой.

Ловят маленьких трудяг
Злые щурки-кровопийцы.
Пестрокрылые убийцы
Поедают бедолаг.

Бьётся пчёлка круглый год,
И первейшая опасность —
Человеческая жадность.
Как же горек сладкий мёд!

2 июля 2017 года


62. ЗАКОЛДОВАННЫЙ КРУГ

Мне кажется, что моя жизнь  — бедлам,
Что время безвозвратно улетело,
Что радостным — и не ахти — делам
Не тешить уж ни душу и ни тело.

Сдаётся мне, что прошлого уже
Не будет, как бы очень не хотелось,
Что, походив в зелёном неглиже,
Моя удача в жёлтое оделась.

Мне кажется ещё, что вскоре снег
Припорошит осеннюю одёжку,
Пылающее охладит извне,
Не посидевши даже на дорожку,

Что ворох беспокойных вещих снов
Не сбудется, стараюсь — не стараюсь,
Но всё не так, поверие оков
Я сам себе по-глупому цепляю.

Мне циркуль очертил убогий круг,
Где жалкое влачу существованье.
Прорву его и, поглядев вокруг,
Помчусь с судьбой на первое свиданье.

2 июля 2017 года.


63. РОЛЬ

Быть может, жизнь — и не театр,
Но мы играем свои роли.
Прошедший день, как новый кадр,
К афише будто подкололи,

Прибили каленым гвоздём
К доске неоднозначной жизни.
Умоюсь праведным дождём,
Ещё в пути герольды тризны,

Присяду на любимый стул,
Как перед дальнею дорогой,
Душою строен, хоть сутул
От бремени судьбы убогой.

Не отодрать прошедший кадр
От прошлого, тщетны старанья,
Былое липнет, как анчар,
Но вера — сердце мирозданья.

Струится ласковой волной
Грядущей жизни кинолента,
По колким терниям босой
Бреду — не быль и не легенда.

2 июля 2017 года


64. ПРЕРВАННЫЙ ПОЛЁТ УДОДА
ЦАРЯ СОЛОМОНА К ЦАРИЦЕ САВСКОЙ

В саду деревенского дома
На старой плешивой айве
В раскатах весеннего грома
Удод хоронился в листве.

Промокли задорные крылья,
Поник озорной хохолок,
Взгрустнул под струями уныло
Цветисто-клювастый комок.

Замешкался щёголь заправский,
Ненастие сбило с пути.
Летел он к красавице Савской,
С наказом её отвести

В обитель царя Соломона,
Но ливень все планы разбил.
Под яростный блеск небосклона
Продрогший удод захандрил.

Цветут белым облаком вишни,
Оделся листвою орех,
На грешную землю всевышний
Наслал груды туч без прорех

На сплошь грозовом небосводе.
Не видно в деревьях ни зги:
Ни пчёлок в живом хороводе,
Ни всякой другой мелюзги.

Вдали полыхают зарницы,
В саду — словно Малый потоп,
Уж тут не до Савской Царицы, —
Природа рыдает взахлёб:

Стеной льются вешние слёзы,
Орехами сыплется град,
Сплелись тучевые торосы
Каскадом витых анфилад.

Смеркается. В пику невзгодам
В дупле обомшелой айвы
Горячее сердце удода —
Маяк для хохлатой главы.

3 июля 2017 года.


65. ПЕРЕКРЁСТОК

Остановился… Посмотрел
На прожитые годы…
Рубцами беспощадных стрел
Припомнились невзгоды.

Разворошил пустой ларец
Двуличия и фальши:
Не наихудший образец
Мужчины. Что же дальше?

А дальше — в голове сумбур,
Хаос и ад кромешный.
Кинжальный шквал из амбразур
Повалит с ног небрежно,

Снесёт по насыпи в овраг,
Размажет в жидкой грязи…
Я — сам себе смертельный враг:
Довольно чёрта в рясе

Считать творцом своей судьбы.
Пора отринуть робость:
Пегас взметнулся на дыбы —
К вершине или в пропасть.

4 июля 2017 года.


66. ВОЗВРАЩЕНИЕ

Весна листвой упала
На голые леса,
Распутицу распяло
На спицах колеса.

Луч сонного светила
Остатки снега стёр,
Травой принарядило
Лежалый грустный дёрн.

Стою на полустанке,
Пью первое тепло,
Усталую осанку
Мечтами оплело.

Плывут нестройным рядом
Обломки серых льдин.
Смотрю тревожным взглядом
На журавлиный клин.

Оттаивает чувство,
Подёрнутое льдом,
Ломающимся с хрустом
В сознании моём.

Сомненьями исхлёстан,
Назло слепой судьбе
Зажгу на небе звёзды
И прилечу к тебе.

5 июля 2017 года


67. 5 ИЮЛЯ

Лето. Бабушка Полина
Пятого июля
Отмечает именины
Маленьким грязнулям.

По двору гуляют куры
Разноцветной тучей,
Пирамидой шотис пури
Высится пахучий.

Разноцветные стрекозы
В воздухе резвятся,
Пчёлки, бабочки и осы
Искрами роятся.

Суетятся в быстрой речке
Рыбки и лягушки
И смешные человечки
В тине до макушки.

Горы снеди: хлеб, цыплёнок,
Фрукты, ломти сыра;
Золотистый поросёнок
Жарится в тондыре.

Сохнут мокрые чурчхелы
И прозрачный тклапи,
Запасясь терпеньем еле,
Ждём приезда папы.

5 июля 2017 года


68. АКВАРЕЛЬ

Распоясалась в воде
Акварель,
Закружила на холсте
Карусель.

Оконтурила штрихом
Силуэт,
Замотала, как грехом,
В пёстрый плед.

Разукрасила цветным
Темноту,
Очертила золотым —
Да не ту.

Вакханалию творит
Исподволь,
Заковавши в колорит
Мою боль.

Слижет сказочную быль
Языком,
Унесет сухую пыль
Ветерком.

6 июля 2017 года


69. ЦВЕТОК ПАПОРОТНИКА

Бесстыдной сладострастной ночью
В дремучем сказочном лесу
Речной туман навесил клочья
На стародавнюю красу.

В тиши волшебного оврага,
Где свили гнёзда соловьи,
Ершится в непроглядном мраке
Лохматый лист разрыв-травы.

Жар-птица трепетные крылья
Распростирает над кустом.
Сплетаются легенды с былью
Всеочищающим костром.

Феерия распутных оргий,
Соединенье душ и тел,
Хмельного мёда привкус горький —
Ночного шабаша удел.

Рождённый в блеске древних молний,
Малоприметный ясным днём,
Мохнатый папоротник в полночь
Купальскую цветёт огнём.

7 июля 2017 года


70. ДОЧЕНЬКЕ

Она застыла в серости толпы,
Средь суеты бесчувственного стада,
В глазах — огонь и жгучая досада
И гордые колючие шипы.

Вокруг — засилье пагубных страстей
И частый невод низменных инстинктов,
И вьющиеся в никуда тропинки,
И щёлкание алчных челюстей.

В пуантах среди кирзовых сапог,
В вуали между стёганых бушлатов,
Философ в окруженье акробатов —
Стоит на перекрестии дорог.

И пусть она в поступках нетверда,
И призрачны туманные надежды,
Во взгляде, в каждой чёрточке одежды
Душевная пылает красота.

Ей выбрать предстоит из двух одно,
Избавившись от жизненного хлама:
Она — свеча, рождающая пламя,
Или мечта, угасшая давно?

8 июля 2017 года.


71. СТАРЫЙ ВРАЧ

Усталый взгляд. Трепещущие руки
Поверх больничной белой простыни,
Дыхания прерывистые звуки…
Ночь. За окном затеплились огни.

В сознании взвиваются пожаром
И школа, и работа, и семья,
И Alma-Mater — лекции и пары, —
И верная потёртая скамья.

Проходят бесконечной вереницей
Спасённые больные, боль потерь.
Уже порядком подзабыты лица
За ветхостью застиранных портьер.

И вот он сам — беспомощный и слабый,
Друг старый не отходит ни на шаг.
В последний раз качнувшись нервной рябью,
На мониторе сгладился зигзаг.

Коллега от бессилья пальцы стиснул,
И медсестричка не сдержала плач.
Прикрыв глаза и улыбаясь жизни,
В палате умирает старый врач.

8 июля 2017 года.


72. СВЕТЛЯЧКИ

На улицу спустился тихий вечер,
Угомонилась пёклая жара,
Гурьбой, сбежав с насиженных крылечек,
На родничок собралась детвора.

Взяв семечек обжаренных в дорогу, —
Пятнадцатикопеечную блажь, —
Пошли, для сопричастности к эклоге
Сыр с колбасою завернув в лаваш.

Идут под фонарями шумной стайкой,
Подсолнуховой сыпя шелухой.
К концу проулка подошли ватагой…
До осени им времени с лихвой.

Над головами, как ночной комарик,
Проносится стремительный жучок,
В кристальном брюшке светится фонарик —
Дорогу украшает светлячок.

В кромешной тьме резвятся ангелочки —
Ивановы смешные червячки:
У родника прозрачной летней ночью
Мелькают золотые светлячки.

9 июля 2017 года.


73. РАЗМЫШЛЕНИЯ

Хочу до радуги дойти:
Одним — безумно одиноко,
Мне с нею будет по пути.
По развороченной дороге
Хочу до радуги дойти.

Мечтаю реять в облаках,
Болтая босыми ногами.
На восхитительных холмах
Любуясь синими горами,
Мечтаю реять в облаках.

Парю в возвышенных мечтах.
В тенётах разношёрстной мрази
Погрязший в праведных грехах,
Копаясь в куче мерзкой грязи,
Парю в возвышенных мечтах.

Боюсь, изменчивой судьбы
Зигзаги зло ударят оземь,
Удача встанет на дыбы.
С макушки и до пят в занозах —
Боюсь изменчивой судьбы.

Я верю, что наступит день,
И все невзгоды сгинут в прошлом.
Как ненароком не задеть
Живой росток души проросшей,
Когда наступит этот день.

10 июля 2017 года.


74. ПОСЛЕДНИЙ МАМОНТ

В разгаре средневекового дня
Под занавес бурного века
Усталые всадники, гончих кляня,
Пещеру нашли для ночлега.

Лесная охота почти сорвалась:
Олени, косули и лоси
Паслись на полянах, от них не таясь.
Иное в воинственных грёзах

Царило надеждой и давней мечтой:
Манил их к себе старый, в шрамах,
Гороподобный, мохнато-седой,
С огромными бивнями мамонт.

С рассвета до сумерек конный отряд
Искал по лесам и равнинам
Под бурными ливнями, в яростный град,
В жару и в туман исполина.

Не раз попадались большие следы
И клочья ободранной шерсти…
Уже сотню лет звероловной страды
Спасался он чудом от смерти,

Но долгие годы удачи прошли,
Последние силы иссякли.
Собаки след свежий наутро нашли…
Зажглась просмолённая пакля,

Свирепо сорвавшись с тугой тетивы,
Взметнулись звенящие стрелы,
Проносятся копья… Под сенью листвы
Скрывается мамонт умело.

Ушёл от ловитвы лесной великан,
Рдяной истекающий кровью,
Слабея от болью терзающих ран,
Добрёл до опушки укромной.

Сквозь дикую чащу спасительный ход
Ведёт к живописной трясине,
Таинственный остров в объятьях болот
Укрылся в осоке и тине.

Загнала гиганта к тому островку
Жестокая бесчеловечность…
Израненный мамонт, не давшись врагу,
Прошествовал в славную вечность.

12 июля 2017 года.


75. ХИРУРГ

                                                          Омари Исидоровичу Миминошвили

С трудом открылись мутные глаза,
Натужно-липко разлепились веки,
Непрошеная чистая слеза
Размыла очертанья Человека.

Сознание туманное ещё
Разобрано на мелкие обломки,
Палатный сумрак еле освещён,
Наркоз отходит рваной в клочья кромкой.

Я снова жив, я пробую дышать.
Крылатый ангел избранной науки,
Из мрака выплыв, на мою кровать
Присел устало, взяв меня за руки.

Из хаоса разорванного сна
Исходит солнцем лёгкая улыбка,
В воскресших мыслях — словно глубина
Заполнилась надеждой-невидимкой.

Со мною рядом — друг, отец и брат
В святом халате, словно в белой бурке.
Даст бог, воздастся ровно во сто крат
Великому спасителю-хирургу.

12 июля 2017 года.


76. КИРЗОВЫЕ САПОГИ

Шёл второй грустный год
Глупости моей…
Я попал в хоровод
Тягомотных дней.

Все они, как на подбор,
Серы и скучны.
Армия — как приговор
Линча без вины.

День за днём в сапогах
В холод и в жару
Маюсь в адовых кругах
И в мечтах парю.

Очень хочется домой,
Снится по ночам
Завтрак с маминой едой,
Сон не по часам.

Еду на учения,
В поле сенокос,
Вроде приключение
Вплоть подобралось.

На душистом сплю стогу,
Вместо потолка
Унесёт мою тоску
Звёздная река.

Скоро осень жжёная
Сядет на порог.
Сброшу груз изжёванных
Кирзовых сапог,

Скину гимнастёрочку,
Выброшу шинель,
Отвяжу верёвочку
И уйду в метель.

13 июля 2017 года.


77. СВИДАНИЕ

На закате на минуточку
Позабудь рутину дня,
Подожди хотя бы чуточку
Бестолкового меня.

Припорошенный заботами,
Я задумчиво бреду,
Окружённый идиотами
В лихорадочном бреду.

Мы с тобой пойдём тропинкою,
Не истоптанной никем.
Пересыплю по крупинке я
И геенну, и эдем,

Передвину горы вечные
Ради взбалмошной тебя,
Скалы жестокосердечные
В пыль неистово дробя.

Доберёмся до окраины
Неизведанных земель.
Двери в счастье не задраены —
Просто на слово мне верь.

Под столетними каштанами
На скамейке посидим,
Со своими тараканами
По душам поговорим.

14 июля 2017 года.


78. МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ

Марсель… Безоблачным июльским жарким днём,
Задёрнув занавес, поставив точку в пьесе,
Стальная «Молния», вскипев живым огнём,
Вонзилась в вечность, распрощавшись с поднебесьем.

Волной подёрнулась изменчивая гладь,
Вода надёжно скрыла бренные останки,
Остались роза лишь да старая тетрадь
С удавом шляпочным — снаружи и с изнанки.

Из года в долгий год, из века в век скрипит
Телега ветхая: войне дана отмашка,
И, невзирая на намордник и шипы,
Идёт усобица цветочков и барашков.

Погибший самолёт рассеяло по дну,
Поэме крылья изуверски обрубило,
Душа, чернильную покинув глубину,
На астероид B-612 взмыла.

Там замечательно: там нет ни вас, ни нас…
Присев на краешек потухшего вулкана,
Поэт испытывает творческий экстаз,
Впуская в сердце золотого мальчугана.

Передвигая стул сто сорок раз за день,
Он возвращается опять в родное детство.
Ни баобаб и ни змея длиной в сажень,
Коль есть барашек свой, не припугнут соседством.

Проснувшись поутру, прибравшись изнутри
И строго следуя чудесному совету,
Приводит Антуан де Сент-Экзюпери
В порядок сказочный заветную планету.

15 июля 2017 года.